Нет повести печальнее на свете (с)

Чем повесть о Жуке, о Гене, Птице, и Диете.

 

 

Жил был Эгоистичный Ген.

Жил Эгоистичный Ген в Жуке.

Это был жуковатый Ген.

Жук, в котором жил Эгоистичный Ген был невзрачный, серенький, незаметный, но вкусный.

Для Птиц.

И это было настоящее альтруистическое свинство со стороны Жука.

Потому, что Птицы Незаметных Вкусных Жуков  охотно, и с удовольствием жрали.

А вместе с  Жуками, жрали и Эгоистичного Гена…

 

Ген был  эгоистичен от рождения, и его просто бесило, от того, как  много его жуковатого Гена, вместе с Жуками, пожирается Птицами!

В которых, между прочим, живут совершенно посторонние Птицевые Гены!

Эгоистичный Ген, начитавшись Докинза, решил решительно положить решительный  конец этому бесстыдному альтруизму.

«Надо сделать Жука НЕВКУСНЫМ, может быть даже слегка ядовитым!» -

Сообразил эгоистичный Ген

«Прикинь», - рассуждал Эгоистичный Ген.

«Птица ест Невкусного, даже слегка Ядовитого Жука».

«Ей становится очень плохо».

.«Понос, рвота,…все такое».

«После этого, она сто раз подумает, прежде чем есть Жука, и жуковатого Эгоистичного Гена!»…

…Эгоистичный Ген слегка мутанул.

Ну так  - немного - пару раз.

И отрастил в Жуке чуток Яду, ну так, чтоб НЕ насмерть Птицу – то.

Тут ему пришла в гол….ну, то есть, в то место где у  Генов располагается их Эгоистичный интеллект.

«А как Птица узнает, что Жук уже НЕВКУСНЫЙ»?

«А ну как, эта дура, будучи не в теме,  сожрет Жука!»

«И хули толку  от Яду?

«Проблюется, и всего делов!»

«Надо как-то дать Птице знать, просигналить ей, дуре безмозглой, что Жук мой уже - ДРУГОЙ, НЕВКУСНЫЙ, даже ядовитый слегка».

Мутанул жуковатый Ген еще пару раз.

И, покрасил спину Жука в яркий Красный цвет с Красивыми  Яркими Желтыми Полосками.

Очень красиво, ярко получилось.

Издалека видать!

Мимо, как раз, летела Птица.

Птица пролетела уже мимо многих Вкусных Незаметных Жуков.

Не заметила.

И тут – гля!

Красивый!

Яркий!

Красный такой!

В Стильную Желтую Полоску!

Клюнула.

Сожрала…

…Как же ей было плохо!

Два дня мучилась!

Сидела на голодной диете.

Похудела, осунулась.

На третий день одыбалась.

И дала себе зарок:

«Чтобы я!»

«Еще хоть раз!»

«КРАСНЫХ в ЖЕЛТУЮ ПОЛОСКУ…»

« Да никогда в жизни!»

Однако, больше ей ни  Красивые Красные Полосатые Жуки, ни их эгоистичные Гены, почему-то не попадались.